Александр Геннадьев

За кулисами «Золотой маски»

«Российской национальной театральной премии принято пенять за предвзятость и субъективность, но нет такого режиссера, балетмейстера или артиста, кто не мечтал бы стать ее лауреатом или хотя бы оказаться в числе номинантов. В экспертный совет «Золотой маски» сезона 2016/2017, оценивающий работы в музыкальном театре, впервые вошел краснодарский критик, журналист Александр Геннадьев, который ответил на вопросы «КИ».»

— Александр, как состоялось приглашение в экспертный совет «Золотой маски»?

— Незадолго до моего
50-летия раздался звонок (надо признаться, для меня совершенно неожиданно) из оргкомитета фестиваля с предложением поработать в экспертном совете, оценивающем оперы, оперетты, мюзиклы, балеты и современный танец. Я даже предположить не мог, что когда-нибудь окажусь в его составе, работающем под председательством прекрасного критика Елены Третьяковой. Да и в самом совете профессионалы высокого класса, так сказать, высшая лига нашей театральной критики.

— Кто выдвигает спектакли на премию и как их оценивают эксперты?

— Экспертный совет отслеживает значимые премьеры в театрах по всей стране и может сам номинировать ту или иную постановку. Так же поступают и театры, отправляя в оргкомитет премии заявку с видеозаписью, программкой и анкетой спектакля, а также полученной им прессой. Каждый член экспертного совета в процессе формирования шорт-листа оценивает номинантов по пятибалльной шкале. Смотреть приходится много: я, например, уже увидел почти 30 работ, побывав в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Перми и пр., и полагаю, что это только начало работы. Осенью нынешнего года будет опубликован список номинантов на «Золотую маску», а сама она будет в 23-й раз вручена в апреле 2017 года.

— Почему прошлогодний номинант премии light-опера «Гоголь. Чичиков. Души» в постановке главного режиссера Музыкального театра Александра Мацко не получила наград ни за «Лучший спектакль в оперетте», ни за «Лучшую работу художника в музыкальном театре», ни за «Лучшую мужскую роль» Владислава Емелина?

— Этот вопрос лучше адресовать к жюри, которое оценивало спектакль. Так что пока единственная «Золотая маска» в активах наших театров — это награда дирижера-постановщика оперетты И. Дунаевского «И вновь цветет акация» москвича Георгия Аверина в сезоне 1999/2000.

Я хорошо помню тот спектакль: он был создан во времена, когда директором Краснодарского театра оперетты, позже Музыкального, был Дмитрий Саетович, шаг за шагом строивший очень интересный театр. А потом, как мы знаем, пришел один всемогущий человек и сделал его частью своей империи.

— На «Золотую маску» сезона 2014/2015 претендует балет «Всечтоямогубыть» краснодарской танцевальной компании «Воздух» в «Одном театре»: постановка выдвинута на премию в номинации «Современный танец/спектакль», а ее создатели Олег Степанов и Алексей Торгунаков — в номинации «Работа балетмейстера-хореографа». Каковы их шансы на победу?

— К сожалению, я не видел этот спектакль. Что касается шансов хореографов «Воздуха» на премию, то, дай бог, чтобы краснодарцы оказались в числе лауреатов. У них сильные соперники — от «Татьяны» Джона Ноймайера в Музыкальном театре им.
К.  Станиславского и Вл. Немировича-Данченко,  «Тщетной предосторожности» Сергея Вихарева и «Занавеса» Вячеслава Самодурова в Екатеринбургском театре оперы и балета до «Героя нашего времени» Юрия Посохова в Большом театре.

Сама площадка, где работает «Воздух», по моему мнению, не более чем самодеятельность. И намерения министерства культуры края, заявившего в интервью о том, что «Один театр» получит поддержку в проведении фестиваля независимых театров, вызывают удивление. Надо бы в надлежащий вид привести некоторые наши профессиональные театры, наши флагманы. Да и межрегиональный фестиваль «Кубань театральная» давно требует реорганизации и обновления. Вот где проблемы.

— Но «Кубань театральная» — детище краевого отделения Союза театральных деятелей. Может, им и реформировать фестиваль?

— О чем вы говорите! Наше горемычное отделение СТД с его бессменным (около трех десятилетий) руководством давно перепутало общественное с частным. К примеру, у корифея драматической сцены, заслуженного артиста России — круглая дата и бенефис, а краевое отделение СТД никак не реагирует. У другого мастера сцены, тоже заслуженной артистки России, юбилей — и вновь тишина. Почему? А это всего лишь личное отношение.

Благодаря «Золотой маске» я много езжу по стране: наблюдаю истинное положение дел в российском музыкальном театре и вижу, как работают в довольно-таки непростых условиях другие региональные организации СТД. К сожалению, в последнем случае сравнение не в нашу пользу.

Источник: КРАСНОДАРСКИЕ ИЗВЕСТИЯ

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс