Елена Владимировна Давыдова

 

 

17 ноября 2018 года Театру балета «Щелкунчик» исполнится 30 лет. Значимую дату сопровождает еще один юбилей: 10 лет назад, 1 августа 2008 года, директором театра стала Елена Владимировна Давыдова. В этом году Елена Владимировна стала лауреатом премии «Признание», и мы поговорили с ней о том, почему выпускники «Щелкунчика» не торопятся покидать театр, какие трудности встретили педагога и управленца в профессиональной балетной среде, какие педагоги должны работать с детьми и, конечно же, обсудили планы на нынешний творческий сезон. — Елена Владимировна, я знаю, что в детстве вы тоже мечтали стать балериной. Так сложилось, что вы возглавили театр балета. Это случайность? — В жизни ничего не бывает случайным. Меня к этому делу, наверное, вела вся логика судьбы. Я выросла в семье инженеров, где музыку очень любили. К театру, к музыкальному искусству меня приобщали с самых ранних лет. Сначала – музыкальная школа, где я получила первое образование, а вместе с тем и первые навыки трудолюбия и упорства. Затем – Свердловское музыкальное училище имени П.П. Чайковского, фортепианный факультет. Конкурс был огромный, качество подготовки высочайшее. Педагоги говорили, что с этим образованием мы не уступим никакому выпускнику консерватории. Учиться было очень сложно. Но зато потом, когда сама стала педагогом, трудности и проблемы ребенка мне были понятны, знала, как правильно ему объяснить, научить – сама все это прошла. Всю жизнь мне помогают эти уроки: музыкальные и нравственные. Особенно, когда профессию музыканта, педагога я сменила на работу руководителя. А если говорить о мечтах… Все девочки хотят быть балеринами, а мальчики – космонавтами. Но, наверное, я бы никогда не вспомнила об этом – мало ли, какие были в детстве мечты! – если бы так не сложилась судьба. В 2018 году «Щелкунчику» уже 30 лет, я здесь – 10 лет: 1 августа 2008 года меня назначили директором. Есть, о чем поговорить, подумать. — Соглашусь с вами в том, что едва ли не каждая девочка мечтает о танце, красивой балетной пачке… Но ведь редкий ребенок знает, что балет в первую очередь – очень тяжелый труд. Как удается построить образовательный процесс так, чтобы у юной танцовщицы или танцовщика не перестали гореть глаза, чтобы они продолжали мечтать? — Вы правы: балет – тяжелый труд. На этот путь дети становятся в совсем маленьком возрасте, а между тем, балет – путь бесконечных самопожертвований. Это в первую очередь дисциплина, которая выражается не только в запретах на булочки и сладости (табличка веса – непременный атрибут хореографического образования независимо от возраста, а запрет на превышение веса – огромное испытание, невероятная закалка характера и воли!), но и в том, что в любой балетной школе занятия проходят по пять, а то и по шесть раз в неделю, и ребенку необходимо максимально организоваться, чтобы успеть все. Но знаете, детям очень нравится…. Наши ученики очень успешны и в общеобразовательной школе. У нас немало ребят, которые отличники и у нас, и в школе, и не поверите, еще и музыкальной когда-то успевают учиться! Что же такое происходит у нас в «Щелкунчике», что заставляет ребят продолжать заниматься, не бросать? Я думаю, большая мотивация – это сцена! Участвуя в спектаклях, они переживают такие чувства, которые не всем детям удается испытать. Это возможность раскрыться, реализовать свое творческое начало. Но, я уверена, конечно, не только сцена.… Еще и особый дух «Щелкунчика», особое братство, особое чувство команды. А в этом заслуга нашего балетмейстера Петра Базарона. Он создатель не только двух наших, уже ставших знаменитыми, балетов «Снежная королева» и «Жар-птица», но и той уникальной психологической атмосферы под названием команда «Щелкунчика». В этом году из 34 выпускников, 32 остались в «Щелкунчике»! У них на руках есть свидетельства об окончании, но они никуда не уходят! В сезоне 2018/19 эти ребята выступают в спектаклях и, конечно, посещают класс, потому что никто не разрешит артисту выйти на сцену без регулярных занятий. Тело всегда должно быть в тонусе: без четырех уроков в неделю выйти в воскресенье на спектакль просто невозможно! Безусловно, с детьми должны заниматься молодые педагоги. В наш век информационных технологий тот разрыв между отцами и детьми, который был всегда, стал просто невероятным. И когда рядом с детьми находятся молодые наставники, которые близки им по образу мышления, тогда связь между учеником и учителем становится гораздо крепче. Пётр Александрович смог стать нашим детям и наставником, и другом, и ребята к нему тянутся, им интересно. Поэтому я считаю, что и в любой образовательной системе обязательно должны быть молодые педагоги. — Давайте вспомним тот момент, когда из приглашенного постановщика Пётр Базарон превратился в главного балетмейстера. Как вам удалось заполучить такого постановщика, который, к слову, на тот момент обладал уже достаточно внушительным послужным списком? — «Щелкунчик» очень долго был авторским театром: все спектакли были в постановке заслуженного деятеля искусств России и создателя «Щелкунчика» Михаила Ароновича Когана. Но времена меняются, и мы стремимся меняться. Без постоянных поисков нового нет художественного роста. Нам нужен был человек, который мог бы заниматься именно с детьми, и ставил бы именно в стилистике классического танца, и кроме того, был бы талантливым и мобильным. И вот мне подсказали, что в России есть хореограф Пётр Базарон. В Новосибирске как раз проходила летняя творческая школа «Танц-Отель», в которой он являлся педагогом. Мы с Тамарой Альфредовной, нашим педагогом по балету, буквально на один день поехали в Новосибирск и познакомились с Петром. Сначала мы пригласили его на небольшой номер, познакомились, потом внутри нашего коллектива созрела идея постановки «Снежной королевы». Мы предложили Петру поставить – и он согласился. Так началась наша с ним работа. Сейчас по прошествии двух лет, благодаря двум спектаклям («Снежная королева» и «Жар-птица»), созданным Петром Базароном, театр «Щелкунчик» переживает расцвет! Я говорю это уверенно и гордо. Мы смело ворвались в профессиональную театральную сферу – оба эти спектакля названы лучшими для детей (в 2017 году – «Снежная королева», в 2018 году – «Жар-птица») нашим самым авторитетным театральным фестивалем Свердловской области – «Браво!». А главное – оба спектакля имеют оглушительный успех у зрителей, причем у зрителей от мала до велика. По-настоящему спектакль для семейного просмотра – всем интересно! — Елена Владимировна, вы были учителем, а потом и директором музыкальной школы №4 на Химмаше, работали главным специалистом по художественному образованию в Управлении культуры… Какой «багаж» помогает вам как директору балетной школы, а что пришлось «нарастить»? — У меня большой педагогический стаж: 20 лет я была педагогом по классу фортепиано. Все это время мне очень нравилась моя работа, дети, упорядоченный ритм жизни, я не представляла себя в роли руководителя. А потом, совершенно неожиданно, поступило предложение стать директором музыкальной школы. С каким ужасом я восприняла это… Думала четыре месяца: мне казалось, что я не справлюсь, что у меня никогда не получится, что это слишком сложно, слишком большая ответственность… Но все-таки согласилась. В новую работу погрузилась с головой, мне было интересно развивать школу, открывать новые отделения, превращать обычную музыкалку в некую культурную институцию. В то время именно это и требовалось такому локально расположенному району как Химмаш. Проработала директором 10 лет, готовилась к полувековому юбилею школы, когда Татьяна Львовна (Татьяна Ярошевская, начальник Управления культуры. – Прим. ред.) пригласила меня работать в Управление культуры города Екатеринбурга. К тому моменту у меня все было готово, чтобы переименовать музыкальную школу в детскую школу искусств. Потом было три с половиной года очень интенсивной, большой работы в Управлении культуры, когда я курировала уже все художественное образование города. В это время в городе на месте кинотеатра «Мир» строился новый театр. Предложение возглавить его показалось мне интересным, но в то же время озадачило. — Почему озадачило? Ведь на тот момент у вас был внушительный опыт и как педагога, и как руководителя… — Знаете, профессиональная балетная среда не любит людей посторонних, чужих. В каждой профессии, связанной с искусством, масса своих особенностей, нюансов, тонкостей. Эти особенности, как говорится, впитываются с молоком матери. Следовательно, профессиональная среда (будь то музыка, танец, изобразительное искусство) очень чувствует посторонних людей и часто их не принимает, отвергает. Вот и я, переходя из области музыкального образования в балетную среду, понимала, что меня ждут трудности. Для меня сомнителен тезис об универсальности менеджмента: дескать, талантливый менеджер может успешно руководить любым учреждением. Я бы поспорила – особенно в отношении сферы культуры и искусства. Есть прекрасные примеры блистательных театральных менеджеров, прошедших путь становления постепенно, начиная с театральных азов. Михаил Сафронов начинал актером, Кирилл Крок – в прошлом машинист сцены, Борис Эйфман – артист балета: все они прошли театр с первой ступеньки, всё прочувствовали, пропустили профессию через себя, познали магию театра. У меня, к сожалению, не было этого времени – постигать искусство музыкального театра с азов. Надо было наполнять новое здание новой концепцией, новыми спектаклями, выстраивать систему хореографического образования. Ломать стереотипы, сохраняя лучшие традиции. Простая, казалось бы, вещь – организация итоговых отчетных концертов в конце учебного года в подготовительной группе. А оказалось сложно! Потому что стереотип мышления у педагогического сообщества был такой: урок классического танца – это незыблемая вершина. Я ни в коем случае с этим не спорю. Однако я понимаю, что детям, которые четыре года не выходят из своего балетного класса, нужен выход эмоций, а родителям нужно видеть своих детей на сцене. Ведь сценическое выступление – главная мотивация для артиста, сколько бы лет ему ни было! Сейчас, оглядываясь на прошедшие 10 лет, я считаю, что все задуманное у меня получилось, но временами было нелегко. Так, капелька по капельке, шаг за шагом мне удавалось преодолевать профессиональное сопротивление: это и организация конкурса «Щелкунчик приглашает», и приглашение Сергея Юрьевича Филина, народного артиста РФ, председателем жюри, и повышение статуса конкурса до международного, и укрепление его репутации в балетном мире, и поиск постановщиков для театра и многое другое. Если бы на моем месте был человек с балетным прошлым, думаю, что ему было бы легче. — На заре своего становления «Щелкунчик» был тесно связан с Театром оперы и балета. Сейчас эта связь поддерживается? —Десять лет назад, когда город построил «Щелкунчику» собственное здание, мы стали заниматься постановками новых спектаклей на новой сцене. Конечно, на сцене Оперного у нас много хороших спектаклей, которые поставил еще Михаил Аронович – их невозможно было перенести на нашу сцену из-за масштаба декораций и постановки, и они до сих пор идут там, где были созданы: «Белоснежка и семь гномов», «Чиполлино», «Дюймовочка». Та сцена – очень благодарная. Наша – сложнее. Между сценой и зрительным залом у нас нет большого расстояния, нет оркестровой ямы. И спектакль – как под лупой: видны все недостатки и шероховатости. Нужно очень умело создавать постановки именно под нашу сцену, что как раз удалось Петру – он ее сразу почувствовал. Еще одна связь – в том, что очень многие наши яркие выпускники переходили на сцену Театра оперы и балета. Например, Роберт Габдулин (ныне солист Венской оперы), Сергей Кращенко, Александр Меркушев (дважды номинирован на «Золотую маску»). А в прошлом году Вячеслав Самодуров пригласил в труппу нашу Полину Рубцову. — «Щелкунчик» активно живет городской культурной жизнью, создает собственные крупные события: и «Щелкунчик приглашает», и «Синяя птица – инклюзив»… Как хватает решимости на такие большие проекты, когда у «Щелкунчика» и без того насыщенная жизнь? — Хороший вопрос. Вы правы: можно было бы совершенно спокойно ограничиться той деятельностью, которая предписана школе и театру. У нас учится 700 детей. Обучение, создание спектаклей, их прокат – казалось бы, на этом можно успокоиться. Но нужно отдать должное команде театра, которая дышит одним воздухом. Все мы подпитываем друг друга идеями, каждый наш проект – коллективное творчество. Захотелось одному – он заряжает других, те приходят ко мне… И в конце концов даже непонятно, чья же изначально была идея. Тут я бесконечно благодарна своим соратникам: только благодаря им у нас все получается. При каждом новом начинании мы садимся и говорим: «Опять уработаемся!» Но как же это здорово – новый, красивый, полезный проект! И мы, засучив рукава, за него беремся. Такие вот неспокойные люди собрались. — «Синяя птица» стала средоточием тех вспышек инклюзивной деятельности, которые случались у «Щелкунчика» на протяжении многих лет. Когда вы поняли, что театру балета пора делать собственный проект, а не просто быть площадкой для конференций и выступлений инклюзивных коллективов? — С момента открытия нового здания мы осознавали свою социальную ответственность. Иначе и быть не могло – у нас воспитываются дети. Все началось с истории благотворительных концертов, когда мы собирали и передавали деньги онкологическому центру. А потом мы подумали: почему бы не сделать свой проект? На такой формат меня вдохновила еще и моя ближайшая подруга, с которой мы познакомились, когда я жила в Ташкенте – хореограф Лилия Севастьянова, создавшая уникальный театр с участием артистов с ограниченными возможностями здоровья. У нее рождались потрясающие по своему художественному воздействию спектакли и концертные номера. И я решила устроить знаменитому коллективу «ЛИК» некие гастроли на сцене театра балета «Щелкунчик». И сейчас обязательным пунктом программы фестиваля «Синяя птица – инклюзив» у нас всегда остается выступление коллектива Лилии Севастьяновой. Так, постепенно, мы и пришли к «Синей птице». В создании этого проекта большую роль сыграла руководитель литературно-драматургической части Майя Давыдовская – она идеолог очень многих наших проектов. — В этом году Театру балета «Щелкунчик» исполняется 30 лет, новой сцене – 10 лет… Какие творческие планы на этот сезон? — Приближаясь к 30-летию, можно отбросить всякую скромность и уверенно сказать, что успехи театра очень убедительны. Мы нашли свой путь в современном искусстве и уверенно идем в этом направлении. Специально к 30-летию готовится премьера спектакля «Щелкунчик» Петра Ильича Чайковского. Самый что ни на есть юбилейный подарок и городу, и театру, и детям-артистам, и родителям, и зрителям! Это будет совершенно новая, оригинальная хореография Петра Базарона. Сюжет, конечно, всем знаком, но наш спектакль будет решен интересно, современно, свежо. Будет передан необычный подростковый мир главной героини – девочки Клары: ее страхи, комплексы, вхождение во взрослую жизнь и связанные с этим переживания, то есть самые острые темы для молодого поколения, подростков. — На таком подъеме, должно быть, хочется строить планы на будущее? Как планируете отмечать день рождения театра? — В день рождения «Щелкунчика», 30 ноября, мы сыграем «Белоснежку и семь гномов» на сцене Екатеринбургского театра оперы и балета, где этот спектакль когда-то родился, где артисты «Щелкунчика» танцуют уже 30 лет. А 2019 год для нас уже понятен: на 1 июня назначена премьера «Маленького принца» Экзюпери в постановке питерской команды. Приезжает хореограф Дарья Вергизова со своим композитором и художником. Это тоже очень интересный опыт. И, конечно, мы не хотим далеко отпускать Петра Базарона, поэтому вторым спектаклем будут «Страшилки Говарда Лавкрафта» (название пока рабочее) – нечто очень интересное в жанре хоррор.

Источник: http://культура.екатеринбург.рф/articles/673/i249935/
© Культура Екатеринбурга — афиша, новости, репортажи

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс