Волнующие темы

«Чем меньше ты доверяешь людям, тем изощреннее тебя обманывают»: 20 цитат Михаила Литвака о здоровых взаимоотношениях

Известный психотерапевт, автор «психологического айкидо» Михаил Литвак убежден, что жить и выстраивать отношения нужно по принципу наименьшего сопротивления. «Если вам тяжело, значит, это не ваш путь», — считает он. Предлагаем 20 мудрых мыслей Литвака о комфортном общении, любви и дружбе.
1. Сложный в общении человек устроен примитивно, а простой — сложно. К примитивному человеку следует приспособиться, сложный к тебе приспособится сам.
2. Если человек упрекнул тебя в неблагодарности, выясни, сколько стоит его услуга, рассчитайся и больше не имей с ним дела.
3. Раз меня ругают — значит, я фигура значительная, значит, я могу сделать то, чего еще не сделал. Послушай, за что тебя ругают, и ты узнаешь, какие надежды возлагают на тебя люди.
4. Если человек любит какого-то одного, но безразличен к остальным ближним, это не любовь, а симбиотическая зависимость или преувеличенный эгоизм.
5. Чтобы узнать, как к тебе относятся люди, расскажи им о своих планах и мечтах. Тот, кто испытывает к тебе скрытую ненависть, будет их критиковать. Тот же, кто желает тебе лучшего, подскажет, как это сделать.
6. Есть единственная уважительная причина разрыва отношений и увольнения с работы — невозможность личностного роста в сложившихся условиях.
7. Духовно бедный человек плохо переносит одиночество и общается для того, чтобы брать. Духовно зрелому человеку хорошо в одиночестве, он общается для того, чтобы отдавать.
8. Хочешь, чтобы тебя любили, — дай на себе заработать, не лезь в чужие дела, помогай только, когда об этом просят.
9. Если человек меня оскорбляет, он в это время дает характеристику себе. Он как бы представляется вам. Представьтесь и вы. Например, мне кто-то говорит: «Глупец, мерзавец и сволочь!» Я отвечаю: «Рад познакомиться, а меня зовут Литвак Михаил Ефимович».
10. Лучший способ отомстить врагу, не мстить ему и тем самым держать его в эмоциональном напряжении долгое время. Он-то будет ждать мести. Здесь как на войне: затишье вызывает наибольшую тревогу.
11. Никто никого не бросает, просто кто-то уходит вперед. Тот, кто отстал, считает, что его бросили.
12. Если от вас человек ушел, и вам стало очень плохо, значит, вы его не любите, а потребляете, как пищу или как воду.
13. Если у вас учащенно бьется сердце, потеют ладони при виде человека, вы готовы на самые безумные поступки ради него — то это, скорее всего, невротическое расстройство, истерия «подайте мне его»… Не надо путать любовь и страсть. Страсть — это пожар, который быстро сжигает силы организма. У человека срабатывает инстинкт самосохранения — он успокаивается, чтобы выжить. Любовь — это активная заинтересованность в жизни и развитии объекта любви. Причем для того, чтобы любить кого-то, надо сначала полюбить себя. Ведь если вы себя не любите, значит, вы — недостойный, второй сорт, а второй сорт любимому человеку не подсовывают.
14. Как правило, невротики обвиняют в своих бедах всех вокруг. А надо обвинять себя, потому что когда вы с кем-то поругались, то это вы спровоцировали поведение своего обидчика, только вы этого не замечаете.
15. Узнать человека, который может любить, не так уж трудно. Он всегда даст вам свободу, ни к чему не будет принуждать (хотя и может высказать в ваш адрес что-нибудь неприятное), не будет уговаривать сделать что-то для него и упрекать за то, что вы эту любовь приняли. Более того, он будет очень признателен вам за то, что вы эту любовь приняли. И по мере сближения с таким человеком, его отношение к вам будет все лучше и лучше.
16. Когда общаетесь с человеком, решите, хорош он или плох. Если решили, что человек плох, то перестаньте с ним общаться. Если решили, что хорош, то не придирайтесь к мелочам.
17. Ничего случайного нет. Если человек сделал тебе гадость, а ты это стерпел, то он будет продолжать делать гадости и потом. Никогда не прощайте, а если простили, то знайте, что вы дали повод для того, чтобы вас обижали и дальше.
18. Любовь всегда сопровождается страхом перед любимым. Но это не страх наказания, а страх не соответствовать объекту любви. Он заставляет совершенствоваться.
19. Дружба явление достаточно редкое. Да и не нужно много друзей. Известно, что у кого много друзей, — у того нет друга. Кто-то из великих сказал: «Я счастлив тем, что стал сам себе другом». Так что проведите инвентаризацию своих знакомых и выясните, сколько у вас друзей. Это очень важно, ибо, когда возникнут неприятности, надо знать, к кому обращаться в первую очередь.
20. К поддержке близких нужно относиться как к лонже, которая в любой момент может оборваться. И пока вы зависимы, вам следует так организовать вашу жизнь, чтобы быстрее выйти из-под зависимости. Очень хорошо живут те семьи, где супруги не зависят друг от друга. Тогда понятно, что держит их вместе любовь.

 

 

Этот замечательный стих сегодня высокохудожественно и возвышенно артистично прочитала Элеонора Шашкова, заслуженная артистка России на Церемонии закрытия Третьего сочинского международного кинофестиваля и кинопремии «ИРИДА».
Впечатлен!..

РЕДЬЯРД КИПЛИНГ «СОТЫЙ»

Бывает друг, сказал Соломон,
Который больше, чем брат.
Но прежде, чем встретится в жизни он,
Ты ошибёшься стократ.
Девяносто девять в твоей душе
Узрят лишь собственный грех.
И только сотый рядом с тобой
Встанет — один против всех.

Ни обольщением, ни мольбой
Друга не приобрести;
Девяносто девять пойдут за тобой,
Покуда им по пути,
Пока им светит слава твоя,
Твоя удача влечёт.
И только сотый тебя спасти
Бросится в водоворот.

И будут для друга настежь всегда
Твой кошелёк и дом,
И можно ему сказать без стыда,
О чём говорят с трудом.
Девяносто девять станут темнить,
Гадая о барыше.
И только сотый скажет, как есть,
Что у него на душе.

Вы оба знаете, как порой
Слепая верность нужна;
И друг встаёт за тебя горой,
Не спрашивая, чья вина.
Девяносто девять, заслыша гром,
В кусты убечь норовят.
И только сотый пойдёт за тобой
На виселицу — и в ад!

Перевод Г.Кружкова

 

 

Сегодня, 23 июня 2018 года исполняется ровно 8 лет моего сочинского периода…
Восьмерка — особая цифра в моей биографии и это — особая история… Повод для осмысления.
Не счесть всех персон, кому я благодарен за этот яркий «олимпийский» этап 2010-2018…
В первую очередь благодарю И.В. Романец, моего куратора и непосредственного руководителя — за доверие и оценку моего профессионального потенциала; А.Н. Пахомова, Главу города Сочи — за назначение и политическое направление; А.В. Бетехтина — за рекомендацию; коллег в менеджменте Зимнего театра и Сочинской филармонии, встретивших меня — 18-го директора с момента открытия курортного Зимнего театра — за поддержку на первом этапе и в период устойчивого развития; моих славных учеников-соратников А.С. Широкову (Иванову); А.В. Прокопенко; К.А. Зайнулина; П.С. Рагеля за стремительное укрепление кадрового потенциала нового Сочинского концертно-филармонического объединения (СКФО), созданного на первом этапе курортной деятельности по замыслу предшественников с целью оптимизации организационно-материальных ресурсов для повышения эффективности социально-культурной деятельности накануне Олимпийского проекта «Сочи 2014″…
Благодарю коллектив СКФО, аппарат Управления культуры администрации города Сочи, деловых партнеров, друзей, коллег по профессии, зрителей и слушателей!
Спасибо родным и близким мне людям, принявшим реальность моего профессионального служения и редкое внимание с моей стороны…
После Олимпиады, которая меня увлекла в Сочи уже много что было грандиозного.. Вот уже и Чемпионат мира по футболу в разгаре, а впереди — целая жизнь!..
Все — хорошо!
Будущее — прекрасно!
И пока по Островскому: «… не больно за бесцельно прожитые годы (из романа (ч. 2, гл. 3) «Как закалялась сталь» (1932—1934) .
Жизнь продолжается!
Если что «не так», простите.

 

 

 

 

Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника Когда-то Алексей Герман-старший рассказывал мне, как они с женой, сценаристом Светланой Кармалитой, жили на даче в Сиверской. Дорожка на станцию была протоптана узкая, говорил Герман, и возле нее садился местный юродивый Федя с ведром говна. Миновать его, обойти или обогнуть не было никакой возможности. Федя знал потенциал узкого места. — Дай рубль, а то говном кину! В точности, как Федя, ведут себя иные представители культурной общественности, широко используя публичный шантаж. «Дай рубль, а то…» — ​и стратегия, и тактика, и выбор жизненного поведения. Особую ненависть вызывает чужая творческая инициатива, если грозит тем, что искомый «рубль» уйдет «не в те» руки. Тогда в ход идут страшные заклинания о продажности и особых отношениях с властью. Но ведь, как сказал Бродский, идешь в булочную, значит, уже сотрудничаешь с советской властью. Вопрос один: ради личной корысти или ради общего дела?…
Из публикации в Новой газете «Позаконам стаи. «Театральное дело» и театральная критика»

 

 

Спасибо Нонне Чхетиани за песню, подаренную на Торжественном собрании, посвященном празднованию 80-летия Зимнего театра!..

Не верьте тем, кто никогда не плакал
Над песней или гибелью гнезда.
Ведь слёзы — слишком небольшая плата
За то, что гаснет чья-нибудь звезда — 2 раза

Не верьте тем, кто никогда не плакал
Вслед уходящей женщины своей.
Ведь слёзы — слишком небольшая плата
За одиночество её ночей.
Ведь слёзы слишком небольшая плата.

Не верьте тем, кто никогда не плакал,
Когда он верным другом предан был.
Ведь слёзы — слишком небольшая плата
За то, что друг тебя в себе убил. — 2 раза

Не верьте тем, кто никогда не плакал.

 

 

 

 

 

 

 

 Важные новости для тех, кто всегда хотел повлиять на развитие культурной среды нашего прекрасного города! Напомним, что в декабре в Ельцин Центре были презентованы результаты большого исследования «Екатеринбургский пульс». Проводили эту работу профессионалы из столицы Урала, Санкт-Петербурга и Москвы.

Теперь и горожане могут подключиться к этому диалогу! Друзья, познакомиться с первой редакцией доклада «Екатеринбургский пульс» можно здесь: http://ekaterinburgpulse.ru/

Если вы хотите, чтобы ваши вопросы, предложения и идеи были услышаны экспертами, присылайте их на почту news.culture@mail.ru или оставляйте комментарии к этой новости! Самые интересные мысли будут озвучены на лаборатории CULTURALICA.

#cultureekb_город #екатеринбургскийпульс #culturalica

https://www.facebook.com/…/a.14426495126…/2250767208531085/…

На данном изображении может находиться: небо и на улице

«Человек, который знает, что такое благодарность, всем доволен. Он думает о том, что Бог ему даёт каждый день, и радуется всему. Но если человек неблагодарный, он всем недоволен, ропщет по всякому поводу и мучается…
Сеющий жалобы, жалобы пожинает и копит боязнь. А сеющий славословие вкушает божественной радости и благословения вовеки».
Преподобный Паисий Святогорец (†1994)

Обязуюсь ежедневно утром читать, перечитывать цитату, впредь не жаловаться и формировать в себе чувство Благодарности!

Когда я полюбил себя, я понял, что тоска и страдания – это только предупредительные сигналы о том, что я живу против своей собственной истины. Сегодня я знаю, что это называется «Быть самим собой». Когда я полюбил себя, я понял, как сильно можно обидеть кого-то, если навязывать ему исполнение его же собственных желаний, когда время еще не подошло, и человек еще не готов, и этот человек – я сам. Сегодня я называю это «Самоуважением». Когда я полюбил себя, я перестал желать другой жизни, и вдруг увидел, что жизнь, которая меня окружает сейчас, предоставляет мне все возможности для роста. Сегодня я называю это «Зрелость». Когда я полюбил себя, я понял, что при любых обстоятельствах я нахожусь в правильном месте в правильное время, и все происходит исключительно в правильный момент. Я могу быть спокоен всегда. Теперь я называю это «Уверенность в себе». Когда я полюбил себя, я перестал красть свое собственное время и мечтать о больших будущих проектах. Сегодня я делаю только то,что доставляет мне радость и делает меня счастливым, что я люблю и что заставляет мое сердце улыбаться. Я делаю это так, как хочу и в своем собственном ритме. Сегодня я называю это «Простота». Когда я полюбил себя, я освободился от всего, что приносит вред моему здоровью – пищи, людей, вещей, ситуаций. Всего,что вело меня вниз и уводило с моего собственного пути. Сегодня я называю это «Любовью к самому себе». Когда я полюбил себя, я перестал всегда быть правым. И именно тогда я стал все меньше и меньше ошибаться. Сегодня я понял, что это «Скромность». Когда я полюбил себя, я прекратил жить прошлым и беспокоиться о будущем. Сегодня я живу только настоящим моментом и зову это «Удовлетворением». Когда я полюбил себя, я осознал, что ум мой может мне мешать, что от него можно даже заболеть. Но когда я смог связать его с моим сердцем, он сразу стал моим ценным союзником. Сегодня я зову эту связь «Мудрость сердца». Нам больше не нужно бояться споров, конфронтаций, проблем с самими собой и с другими людьми. Даже звезды сталкиваются, и из их столкновений рождаются новые миры. Сегодня я знаю, что это – «Жизнь». КАК ВАМ РЕЧЬ ЧАРЛИ ЧАПЛИНА НА СВОЁ 70-ЛЕТИЕ? Вот именно это сейчас живет в моей душе? И я очень рад!

Нет описания фото.

Карл Густав Юнг. «Искусство жить»

Карл Густав Юнг. «Искусство жить»

Это интервью Карла Густава Юнга английскому журналисту Гордону Янгу было опубликовано в Sunday Times в июле 1960 года, в преддверии 85-летнего юбилея Юнга.

— Что я планирую на свой день рождения? Держаться подальше от посетителей, конечно. Особенно от «интеллектуалов»! Большинство из них не имеет ни малейшего представления, о чем я говорю.

Беда в том, что они не удосуживаются прочитать мои книги, потому что слишком высокого мнения о своей персоне. Вы знаете, я не считаю себя интеллектуалом. В конце концов, я — это просто я. Знаете, у меня был на днях один интеллектуал — американец. Я разговаривал с ним около получаса, в течение которого он не произнес ни слова. Затем его глаза вдруг загорелись, как будто солнце осветило его изнутри, и он сказал мне удивленно: «Доктор Юнг, все, что вы мне говорите, — всего лишь обычный здравый смысл!»

Как я уже сказал, беда в том, что некоторые люди, которые приходят ко мне, просто не удосуживаются вникнуть в мои книги. Более того, они даже их вовсе не читали. Знаете ли вы, кто читает мои книги? Не академически образованные люди. О нет, они думают, что знают уже все. Это обычные люди, часто совсем бедные люди. И зачем они это делают? Потому что есть глубокая потребность в мире для духовного руководства — любого духовного руководства. Посмотрите, какую популярность сейчас обрела астрология. Люди читают об астрологии, потому что она предлагает им одну из форм психического вдохновения, возможно, форма её весьма ограничена, но, по крайней мере, это лучше, чем ничего.

— Считаете ли вы, что астрология не имеет никакого определенного значения?

— В целом тема, конечно, спорная. Но вы знаете, я однажды провел некоторые статистические исследования по астрологии и мои окончательные цифры были изучены математиками в университете Чикаго. Они сказали мне, что нашли в них определенное значение. Естественно, когда я услышал это — я призадумался. Мы сейчас проходим завершение эры Рыб и вступаем в знак Водолея, что может привнести целый ряд новых значений, связанных с этим знаком. Некоторые люди довольно серьезно считают, что это имеет огромное значение в мире неизбежного развития. Или взять алхимию. Для большинства людей алхимия означает средневековых старцев, которые пытались сделать золото. Но не для всех это так. Если бы люди только взяли на себя труд поднять фактические писания древних алхимиков, они бы нашли глубокий кладезь мудрости, которая вполне применима к тем событиям, которые происходят в мире сегодня. Ведь, что может быть более важным, чем изучение работы человеческого разума, и сейчас, и в далеком прошлом?

Все, что происходит в сегодняшнем мире, является результатом того, что происходит в человеческом разуме. Тем не менее, много ли людей принимают на себя труд рассмотреть разум, скажем, Хрущева или Эйзенхауэра, или основные психологические причины для таких движений, как нацизм, коммунизм, или антисемитические тенденции? Что было бы с нами, если бы один из нынешних мировых лидеров вдруг сошел с ума? Тем не менее, сколько люди обращают какое-либо серьезное внимание на такие проблемы, как эти? Но я не должен рассуждать слишком глубоко о таких вопросах, иначе меня обвинять в попытке вмешаться в политику…

— Хотя люди в настоящее время живут намного дольше, они по-прежнему уходят на пенсию в шестьдесят лет. Они вынуждены снизить свою активность и иногда остаются в одиночестве. Как вы думаете, каким образом пожилые люди могут лучше смириться с жизнью?

— Долгое время я выступал за «школу для взрослых». Ведь мы стараемся вооружить образованием молодых людей, они должны достичь успешного социального существования. Такой вид обучения является действенным примерно до середины жизни, скажем, до тридцати пяти — сорока лет. Человек в настоящее время имеет шанс прожить в два раза дольше, и вторая часть жизни имеет для многих структуру, которая значительно отличается от первой половины. Но этот факт остается на уровне бессознательного. Человек не понимает, что прилив жизни несет молодых людей вперед, на вершину надежности, свершений или успеха. В этот период человек способен забывать неудачные опыты. Жизнь — это нечто новое и свежее, и каждый день дарит свою надежду, что может привести к желаемому результату, которого он пока не достиг.

Это когда вы приближаетесь к зловещему порогу сорокалетия, вы оглянетесь на свое прошлое, и начнете задавать молчаливые вопросы, украдкой или открыто: «Где я нахожусь сегодня?» «Сбылись ли мои мечты?» «Выполнил ли я свои ожидания счастливой и успешной жизни, как я их себе представлял двадцать лет назад?» «Достаточно ли я был силен, последователен, активен, умен, надежен, чтобы использовать благоприятные случаи, которые посылала мне жизнь или чтобы сделать правильный выбор на перекрестке и решить проблемы, которые судьба или рок возложили на меня?». И тогда приходит последний самый страшный вопрос: «Какова вероятность того, что я вновь не выполню того, что я, очевидно, был не в состоянии выполнить в период первых сорока лет?»

— И что же дальше?

— Затем, с наступлением второй половины вашей жизни, неумолимое изменение навязывает себя, незаметно, на первый взгляд, но с всё постепенным «утяжелением». Что бы вы ни приобрели до сих пор, теперь это уже не то же самое, вы его не воспринимаете так, как раньше — это «что-то» потеряло свой шарм, свое великолепие и свою привлекательность. То, что раньше было приключением, стало рутиной. Даже цветы вянут, и трудно обнаружить нечто неувядаемое, что выдержит испытание временем. Оглядывание назад (в прошлое) медленно становится привычкой, независимо от того, насколько вы питаете к этому прошлому любовь или отвращение и пытаетесь избавиться от этого. Подобно Орфею, который не смог противостоять искушению оглянуться и бросить взгляд на свою жену, появляющуюся из царства теней, и которая, по этой причине, должна была вновь вернуться в загробный мир.

Такого рода вещи мы могли бы назвать «путь жизни наоборот», столь характерный для многих людей, которые начинают применять эти установки довольно неожиданно: продолжая жить в своем привычном стиле, насколько возможно больше и лучше, чтобы улучшить прошлое, словно от этого ваше положение, с грузом всех ваших прошлых неудач, будет отличаться в будущем.

Но без вашего осознания ваша энергетика больше не справляется со своими бывшими задачами так, как это было раньше: энтузиазм стал рутиной, а усердие — привычкой.

Взгляд назад не в состоянии показать вам стороны и аспекты себя, давно уже забытые, а также другие новые пути жизни, которые вы пропускали или избегали прежде. Чем более фактическая жизнь превращается в режим дня и привычку, тем менее она будет удовлетворять. Вскоре бессознательные фантазии начинают разыгрывать в воображении другие возможности, и это может стать крайне проблематичным, если они не становятся со временем осознанными. Это может быть простая регрессия в детство, которая оказывается наиболее бесполезной, когда человек сталкивается с трудной задачей создания новой цели для стареющей жизни.

Если при взгляде назад не имеется ничего, за исключением привычек, жизнь не может обновляться больше. Она становится черствой, она застывает и каменеет, как жена Лота, которая не смогла оторвать взгляд от вещей, ранее ею ценимых. Тем не менее, и эти бесцветные фантазии могут также содержать зародыши реальных новых возможностей или новых целей, достойных достижений. Есть нечто, что всегда движется вперед, и, несмотря на всю подавляющую силу исторических моделей (паттернов), никогда не повторяется. Они «хороши, как новые», как человеческое существование или даже кристаллы, которые, несмотря на их чрезвычайно простую структуру, никогда не повторяются.

Можно посоветовать пожилым людям жить в ногу со временем и осознать, что время будет обеспечивать их всеми необходимыми новшествами. Казалось бы, такой простой совет — принимать все нововведения как должное, старый человек способен воспринимать и соглашаться с новыми вещами, способами и средствами. Но это проблематично: новые цели требуют новых глаз, которые видят их, и новых сердец, которые желают их. Слишком часто жизнь разочаровывает и даже самые заветные иллюзии не продлятся вечно. Слишком легко прийти к выводу Plus ça change, plus c’est la même chose [1]. Этот фатальный вывод блокирует поток жизни и вызывает много проблем физического или психического характера. Рационалист, который основывает свои ожидания на статистических истинах, бывает основательно озадачен, когда имеет дело с такими случаями, потому что он игнорирует один важный практический факт — жизнь есть всегда исключение, «статистически случайное явление». Это так, потому что жизнь человека всегда уникальна, неповторима и неподражаема, и не может быть «жизни в общем смысле».

— Тогда что же вы посоветуете этому неповторимому существу делать, когда оно достигнет зловещей отметки сорока лет?

— Я боюсь, необходимо углубленное самопознание для продолжения жизни в старости, вне зависимости от того, насколько непопулярна может быть идея самопознания. Ничего нет смешнее или несуразнее пожилых людей, претендующих на то, чтобы оставаться молодыми — они даже теряют достоинство, одну из прерогатив возраста. Оглядываясь по сторонам, нужно быть готовым повернуть взгляд, чтобы посмотреть внутрь себя. Обнаружение себя предоставляет вам все, чем вы должны были быть и для чего вы живете.

Вы в целом, конечно, иррациональная сущность, но истинность этой сущности — это и есть то, что делает вашу жизнь уникальной и неповторимой. Таким образом, все, что вы найдете в данном направлении — это факторы жизни, которые должны быть приняты во внимание для тщательного рассмотрения. Если вы найдете, например, неистребимую тенденцию верить в Бога или идею бессмертия, не позволяйте ее нарушить болтовней так называемых свободомыслящих. А если вы найдете такую же стойкую тенденцию отрицать все религиозные идеи, не стесняйтесь: отрицайте их и посмотрите, как это повлияет на ваше общее благополучие и состояние вашего психического или духовного развития.

Но остерегайтесь в религиозных воззрениях ребячества: называете ли вы конечное неизвестное «Богом» или «Деланием» — это в равной степени бесперспективно, так как мы не знаем ни того, ни другого, но лишь являем собой несомненный опыт восприятия обоих. Но мы ничего не знаем о них самих и не можем воспроизвести ни один, ни другой.

— Считаете ли вы бесполезным для людей надеяться на возможность жизни после смерти?

— Поскольку нет никакой возможности доказать, что это так, правомерным является как верить в жизнь после смерти, так и подвергать это сомнению. Есть опыт, который указывает на возможность существования обеих этих точек зрения. Самое важное — выяснить, какая из них лучше согласуется с вашим общим расположением. Есть здоровые и нездоровые, полезные и неприятные мысли. Никто в здравом уме не будет есть не перевариваемую пищу, и, соответственно, разумный человек будет избегать неудобных мыслей и мнений.

В случае сомнений, попытайтесь обратиться к традиционной мудрости всех времен и народов. Это даст вам достаточно информации о так называемых вечных идеях и ценностях, которые были общими для человечества с древнейших времен. Не следует прислушиваться к довольно глупому возражению, что никто не знает, существовали ли эти древние универсальные идеи: бог, бессмертие, свобода — «на самом деле» или нет. Критерий истинности здесь не работает. Можно задать только единственный вопрос: являются ли они полезными или нет, помогает ли это человеку, чувствует ли он, что его жизнь становится более полной, более значимой и более удовлетворительной с этими идеями, или же без них[2].

Агностицизм никогда не бывает достаточен, когда встает вопрос о жизни в целом. Нам нужны определенные общие взгляды о том, чего мы не можем знать, чтобы подвести итоги нашего конкретного жизненного опыта, или удовлетворить наше стремление к самопознанию и целостности. И так как никто не знает, что истинно, каждый волен принять какие-то идеи, или же отклонить их.

Однако, есть разница, когда ваши мнения или убеждения совпадают с традиционной и универсальной мудростью или нет, так как, если вы согласны, вы плывете, увлекаемый универсальным потоком инстинктивного психического поведения, но, если вы не согласны, вы должны плыть против него. Негативное отношение тоже имеет свои достоинства, так как дает вам удовлетворительное ощущение, что вы способны противостоять искушению подпасть под власть коллективных предрассудков. Такое сопротивление может даже подготовить вас наиболее эффективным способом для позднейшего твердого убеждения в обратном. То же самое верно и в случае того, кто увлекается идеями своего времени и среды, и никогда не задумывается об их обоснованности.

— Молодые люди сегодня часто обвиняют старшее поколение, будучи очарованы философией отчаяния. Вы согласны?

— Современный молодые люди, чувствуя себя революционерами, просто реализуют то, что их родители и педагоги не смогли открыто признать в себе, а именно неверие и сомнения в религиозных и нравственных понятиях. При отсутствии философской рефлексии, их родители основывали свои жизни на положительном и практическом убеждении материалистического и рационалистического толка, основываясь в этом отношении на огромном влиянии науки. Одним из самых впечатляющих таких примеров является современная физика, которая, наконец, признала атом как космическую единицу.

Такое открытие может также удовлетворить наше желание единства, целостности, но сегодня мы уже знаем, что открыты более чем тридцать микрочастиц, составляющих целостность атома [3]. Это характерно для того, что происходит в науке о природе; она никогда не приводит к простому единству и цельности, но в множественности и сегрегации [4], или — используя восточную терминологию — к «десяти тысячам вещей».

Это строго противоречит интеграции в единство и цельность личности, а также единству космоса. Старшее поколение сегодня глядит с испуганными глазами на своих детей и их более или менее любопытное поведение. Но дети живут непрожитой жизнью, своих родителей, то, что их родители не знали, не смели, и отрицали, иногда наперекор своему знанию. Даже сегодня образование в целом еще не пришло к идее, что в педагогических целях было бы гораздо более важно знать психологию родителей, вместо психологии ребенка.

Родителей не должно удивлять ничего, кроме их собственной наивности и незнания собственной психологии, которая, в свою очередь, является урожаем, посеянным наивностью и незнанием бабушки и дедушки, обрекающим на проклятие бессознательного в бессрочное будущее. Мой ответ на этот вопрос таков: обучение педагогов — или создание «школы для взрослых», тех взрослых, которых никогда не учили о требованиях человеческой жизни после сорока.

— Что вы считаете является базовыми факторами счастья в человеческом восприятии?

— 1. Хорошее физическое и психическое здоровье.
2. Хорошие личные и интимные отношения, такие как брак, семья, дружба.
3. Способность воспринимать красоту в искусстве и природе.
4. Разумные стандарты жизни и удовлетворительная работа.
5. Философская или религиозная точка зрения, способная успешно справляться с превратностями жизни.

И уровень жизни зависит, конечно, в значительной степени от разумности своих ожиданий и своей ответственности.

Излишествами можно вызвать как счастье, так и несчастье. А философские или религиозные перспективы должны пройти соответствующую практическую проверку, поскольку без этого как философия, так и религия лишь притворство, без конкретных последствий.

Список факторов, определяющих несчастье, будет намного длиннее! То, что вы не любите и боитесь, кажется, только и ждет вас, а то, что вы ищете и желаете, кажется, наиболее уклончиво, а когда вы это найдете, наконец, оно может быть далеко не так безупречно. Никто не может достичь счастья через предвзятые идеи, скорее следует назвать его даром божьим. Оно приходит и уходит, и то, что сделало вас счастливым сегодня, не обязательно окажется таковым завтра.

Все попытки, которые, как правило, предпринимаются, чтобы сделать человека счастливым, могут, при определенных условиях, производить обратное действие. Независимо от того, насколько идеален ваш случай, это не обязательно гарантирует счастья. Относительно небольшого нарушения вашего биологического или психологического равновесия может быть достаточно, чтобы уничтожить ваше счастье. Ни здоровье, ни благоприятные финансовые условия, ни безмятежные семейные отношения не смогут защитить вас, например, от невыразимой скуки — скуки, спасаясь от которой вы можете даже приветствовать изменение обстоятельств не слишком тяжелой болезнью.

— Тем не менее, вы твердо верите в возможность счастья в жизни, даже в браке?

— Это самое неуловимое и неосязаемое! Как бы то ни было, одно можно сказать наверняка: есть, как много ночей, так и дней, и один день может быть долог, как все другие вместе взятые в течении года. Даже счастливая жизнь не может быть без толики темноты, и слово «счастливый» потеряет смысл, не будучи сбалансированным печалью.

Конечно, понятно, что мы ищем счастья и избегаем несчастных и неприятных моментов, несмотря на то, что случай учит нас, что такое отношение неразумно, потому что побеждает в конце концов следующая идея: чем более сознательно мы ищем счастье, тем более вероятность, что мы не найдем его.

Поэтому гораздо лучше принимать вещи такими, какие они есть, с терпением и хладнокровием. В конце концов, может быть, как раз в то время в сумке Фортуны найдется для вас что-то хорошее, счастливое или приятное из ее актуальных или случайных даров.

(Д-р Юнг нагнулся и поднял с травы шляпу и сделанную под старину трость. Я прокомментировал резьбу тяжелой посеребренной ручки).

Да, это старинная китайская резьба. Посмотрите, вы видите дракона, а на его хвосте цветок с драгоценной жемчужины внутри. Это намек на символ старых алхимиков — змея, кусающая свой хвост[5], но дракон, конечно, китайский символ удачи. Он всегда в погоне за тем цветком, вертясь вокруг трости, но он никогда его не догонит, потому что он у него на хвосте… В действительности, он, скорее, как те интеллектуалы… Ведь об этом я и говорил, не так ли?


[1] Чем больше перемен, тем больше все остается по-старому. Автор выражения — французский писатель и журналист Альфонс Жан Карр (1808— 1890). Он его сформулировал в издаваемом им журнале «Осы» (январь, 1849) и повторил в сочинении «Путешествие вокруг моего сада» (письмо 15-е).

[2] Тут К.Г. Юнг приводит идеи близкие концепции Уильяма Джеймса, выраженной в его книге «Многообразие религиозного опыта» (1902). Уильям Джеймс (англ. William James; 11 января 1842, Нью-Йорк — 26 августа 1910, Чокоруа, округ Кэрролл) — американский философ и психолог, один из основателей и ведущий представитель прагматизма и функционализма.

[3] Хотя слово «атом» в первоначальном значении обозначало частицу, которая не делится на меньшие части, согласно научным представлениям он состоит из более мелких частиц, называемых субатомными частицами.

[4] Сегрега́ция (позднелат. segregatio — отделение).

[5] Уробо́рос (др.-греч. οὐροβόρος, от οὐρά «хвост» и βορός «пожирающий»; букв. «пожирающий [свой] хвост») — свернувшийся в кольцо змей, кусающий себя за хвост. Является одним из древнейших символов, известных человечеству, точное происхождение которого — исторический период и конкретную культуру — установить невозможно. Несмотря на то, что символ имеет множество различных значений, наиболее распространённая трактовка описывает его как репрезентацию вечности и бесконечности, в особенности — циклической природы жизни: чередования созидания и разрушения, жизни и смерти, постоянного перерождения и гибели. Символ уробороса имеет богатую историю использования в религии, магии, алхимии, мифологии и психологии. Одним из его аналогов является свастика — оба этих древних символа означают движение космоса. Считается, что в западную культуру данный символ пришёл из Древнего Египта, где первые изображения свернувшейся в кольцо змеи датированы периодом между 1600 и 1100 годами до н. э.; они олицетворяли вечность и вселенную, а также цикл смерти и перерождения. Ряд историков полагают, что именно из Египта символ уробороса перекочевал в Древнюю Грецию, где стал использоваться для обозначения процессов, не имеющих начала и конца. Однако точно установить происхождение этого образа затруднительно, поскольку его близкие аналоги также встречаются в культурах Скандинавии, Индии, Китая и Греции. Символ свернувшейся в кольцо змеи встречается в неявной форме в Месоамерике, в частности, у ацтеков. При том, что змеи играли значительную роль в их мифологии, вопрос прямой связи пантеона ацтекских богов с уроборосом среди историков остаётся открытым — так, без каких-либо развёрнутых комментариев Б. Розен называет Кетцалькоатля, а М. Лопес — Коатликуэ. Интерес к уроборосу сохранялся на протяжении многих веков — в частности, заметную роль он играет в учении гностиков, а также является важным элементом (в метафорическом смысле) ремесла средневековых алхимиков, символизируя преображение элементов в философский камень, требующийся для трансформации металлов в золото, а также олицетворяя хаос в мифологическом понимании термина. В новейшее время швейцарским психоаналитиком К. Г. Юнгом был вложен новый смысл в символ уробороса. Так, в ортодоксальной аналитической психологии архетип уробороса символизирует темноту и саморазрушение одновременно с плодородностью и творческой потенцией. Дальнейшие исследования данного архетипа нашли наибольшее отражение в работах юнгианского психоаналитика Эриха Нойманна, обозначившего уроборос в качестве ранней стадии развития личности.

Из книги «Юнг говорит» под общей редакцией Уильяма МакГуайра и Р.Ф. С. Халла. Перевод Григория Зайцева.

Источник: Касталия

 

Дмитрий Лихачёв. «Понимать искусство»

Дмитрий Лихачёв. «Понимать искусство»

28 ноября 1906 года родился Дмитрий Сергеевич Лихачев. Мы продолжаем знакомить наших читателей с фрагментами его книги «Письма о добром и прекрасном». Это письмо тридцать второе – «Понимать искусство».

Итак, жизнь — самая большая ценность, какой обладает человек. Если сравните жизнь с драгоценным дворцом со многими залами, которые тянутся бесконечными анфиладами, которые все щедро разнообразны и все не похожи друг на друга, то самый большой зал в этом дворце, настоящий «тронный зал», — это зал, в котором царствует искусство. Это зал удивительных волшебств. И первое волшебство, которое он совершает, происходит не только с самим обладателем дворца, но и со всеми в него приглашенными на торжество.

Это зал бесконечных празднеств, которые делают всю жизнь человека интереснее, торжественнее, веселее, значительнее… Я не знаю, какими эпитетами еще выразить свой восторг перед искусством, перед его произведениями, перед той ролью, которую оно играет в жизни человечества. И самая большая ценность, которой награждает человека искусство, — это ценность доброты. Награжденный даром понимать искусство, человек становится нравственно лучше, а следовательно, и счастливее. Да, счастливее! Ибо, награжденный через искусство даром доброго понимания мира, окружающих его людей, прошлого и далекого, человек легче дружит с другими людьми, с другими культурами, с другими национальностями, ему легче жить.

Е. А. Маймин в своей книге для учащихся старших классов «Искусство мыслит образами» пишет: «Открытия, которые мы делаем с помощью искусства, не только живые и впечатляющие, но и добрые открытия. Знание действительности, приходящее через искусство, есть знание, согретое человеческим чувством, сочувствием. Это свойство искусства и делает его общественным явлением неизмеримого нравственного значения. Гоголь писал о театре: „Это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра“. Источником доброго является всякое подлинное искусство. Оно в самой основе своей нравственно именно потому, что вызывает в читателе, в зрителе — во всяком, кто его воспринимает, — сопереживание и сочувствие к людям, ко всему человечеству. Лев Толстой говорил об „объединяющем начале“ искусства и придавал этому его качеству первостепенное значение. Благодаря своей образной форме искусство наилучшим способом приобщает человека к человечеству: заставляет с большим вниманием и пониманием относиться к чужой боли, к чужой радости. Оно делает эту чужую боль и радость в значительной мере своими… Искусство в самом глубоком смысле этого слова человечно. Оно идет от человека и ведет к человеку — к самому живому, доброму, к самому лучшему в нем. Оно служит единению человеческих душ». Хорошо, очень хорошо сказано! И ряд мыслей здесь звучат как прекрасные афоризмы.


Богатства, которые дает человеку понимание произведений искусства, невозможно отнять у человека, а они всюду, их надо только увидеть.


А зло в человеке всегда связано с непониманием другого человека, с мучительным чувством зависти, с еще более мучительным чувством недоброжелательности, с недовольством своим положением в обществе, с вечной, съедающей человека злобой, разочарованием в жизни. Злой человек казнит себя своею злобою. Он погружает в тьму прежде всего самого себя.

Искусство освещает и одновременно освящает жизнь человека. И снова повторяю: оно делает его добрее, а следовательно, счастливее.

Но понимать произведения искусства далеко не просто. Этому надо учиться — учиться долго, всю жизнь. Ибо остановки в расширении своего понимания искусства не может быть. Может быть только отступление назад — в тьму непонимания. Ведь искусство сталкивает нас все время с новыми и новыми явлениями, и в этом громадная щедрость искусства. Открылись нам во дворце одни двери, за ними черед открытия другим.

Как же научиться понимать искусство? Как совершенствовать в себе это понимание? Какими качествами нужно для этого обладать?

Я не берусь давать рецепты. Я ничего не хочу утверждать категорически. Но то качество, которое мне все же представляется наиболее важным в настоящем понимании искусства, — это искренность, честность, открытость к восприятию искусства.

Пониманию искусства следует учиться прежде всего у самого себя — у своей искренности.


Часто говорят про кого-нибудь: у него врожденный вкус. Вовсе нет! Если вы приглядитесь к тем людям, о которых можно сказать, что они обладают вкусом, то заметите в них одну общую им всем черту: они честны и искренни в своей восприимчивости. У нее-то они многому и научились.


Я никогда не замечал, чтобы вкус передавался по наследству.

Вкус, я думаю, не входит в число свойств, которые передаются генами. Хотя семья воспитывает вкус и от семьи, ее интеллигентности многое зависит.

Не следует подходить к произведению искусства предвзято, исходя из устоявшегося «мнения», из моды, из взглядов своих друзей или отталкиваясь от взглядов недругов. С произведением искусства надо уметь оставаться «один на один».

Если в своем понимании произведений искусства вы станете следовать моде, мнению других, стремлению казаться изысканным и «утонченным», вы заглушите в себе радость, которую дает жизнь искусству, а искусство — жизни.

Притворившись понимающим то, чего вы не понимаете, вы обманули не других, а самого себя. Вы пытаетесь убедить и самого себя, что что-то поняли, а радость, которую дает искусство, — непосредственна, как и всякая радость.


Нравится — так и говорите себе и другим, что нравится. Только не навязывайте своего понимания или, еще того хуже, непонимания другим. Не считайте, что вы обладаете абсолютным вкусом, как и абсолютным знанием. Первое невозможно в искусстве, второе невозможно в науке. Уважайте в себе и в других свое отношение к искусству и помните мудрое правило: о вкусах не спорят.


Значит ли это, что надо полностью замкнуться в себе и удовлетвориться собой, своим отношением к тем или иным произведениям искусства? «Мне это нравится, а это не нравится» — и на этом точка. Ни в коем случае!

В своем отношении к произведениям искусства не следует быть успокоенным, следует стремиться к тому, чтобы понять то, чего не понимаешь, и углубить свое понимание того, что уже частично понял. А понимание произведения искусства всегда неполное. Ибо настоящее произведение искусства «неистощимо» в своих богатствах.

Не следует, как я уже сказал, исходить из мнения других, но к мнению других надо прислушиваться, считаться с ним. Если это мнение других о произведении искусства отрицательное, оно по большей части не очень интересно. Интереснее другое: если многими высказывается положительный взгляд. Если какого-то художника, какую-то художественную школу понимают тысячи, то было бы самонадеянным утверждать, что все ошибаются, а правы только вы.

Конечно, о вкусах не спорят, но вкус развивают — в себе и в других. Можно стремиться понять то, что понимают другие, особенно если этих других много. Не могут же многие и многие быть просто обманщиками, если они утверждают, что что-то им нравится, если живописец или композитор, поэт или скульптор пользуются огромным и даже мировым признанием. Впрочем, бывают моды и бывают ничем не оправданные непризнания нового или чужого, зараженности даже ненавистью к «чужому», к слишком сложному и т. д.

Весь вопрос только в том, что нельзя понять сразу сложное, не поняв ранее более простое. Во всяком понимании — научном или художественном — нельзя перескакивать через ступени. К пониманию классической музыки надо быть подготовленным знанием основ музыкального искусства. То же в живописи или в поэзии. Нельзя овладеть высшей математикой, не зная элементарной.

Искренность в отношении к искусству — это первое условие его понимания, но первое условие — еще не все. Для понимания искусства нужны еще знания. Фактические сведения по истории искусства, по истории памятника и биографические сведения о его создателе помогают эстетическому восприятию искусства, оставляя его свободным. Они не принуждают читателя, зрителя или слушателя к какой-то определенной оценке или определенному отношению к произведению искусства, но, как бы «комментируя» его, облегчают понимание.

Фактические сведения нужны прежде всего для того, чтобы восприятие произведения искусства совершалось в исторической перспективе, было пронизано историзмом, ибо эстетическое отношение к памятнику всегда и историческое. Если перед нами памятник современный, то и современность есть определенный момент в истории, и мы должны знать, что памятник создан в наши дни. Если мы знаем, что памятник создан в Древнем Египте, это создает к нему историческое отношение, помогает его восприятию. А для более острого восприятия древнеегипетского искусства потребуется знание еще и того, в какую эпоху истории Древнего Египта создан тот или иной памятник.

Знания раскрывают нам двери, но войти в них мы должны сами. И особенно хочется подчеркнуть значение деталей. Иногда мелочь позволяет нам проникнуть в главное. Как важно знать, для чего писалась или рисовалась та или иная вещь!

Как-то в Эрмитаже была выставка работавшего в России в конце XVIII —начале XIX века декоратора и строителя садов Павловска Пьетро Гонзаго. Его рисунки — главным образом на архитектурные сюжеты — поразительны по красоте построения перспективы. Он даже щеголяет своим мастерством, подчеркивая все линии, горизонтальные в натуре, но в рисунках сходящиеся на горизонте — как это и полагается при построении перспективы. Сколько у него этих горизонтальных в натуре линий! Карнизы, крыши.

И всюду горизонтальные линии сделаны чуть жирнее, чем следует, а некоторые линии выходят за пределы «необходимости», за пределы тех, что в натуре.

Но вот еще одна удивительная вещь: точка зрения на все эти чудные перспективы у Гонзаго всегда выбрана как бы снизу. Почему? Ведь зритель-то держит рисунок прямо перед собой. Да потому, что это все эскизы театрального декоратора, рисунки декоратора, а в театре зрительный зал (во всяком случае, места для наиболее «важных» посетителей) внизу и Гонзаго рассчитывает свои композиции на зрителя, сидящего в партере.

Это надо знать.

Всегда, чтобы понимать произведения искусства, надо знать условия творчества, цели творчества, личность художника и эпоху. Искусство нельзя поймать голыми руками. Зритель, слушатель, читатели должны быть «вооружены» — вооружены знаниями, сведениями. Вот почему такое большое значение имеют вступительные статьи, комментарии и вообще работы по искусству, литературе, музыке.

Вооружайтесь знаниями! Недаром говорится: знание — это сила. Но это не только сила в науке, это сила в искусстве. Искусство недоступно бессильному.

Оружие знания — мирное оружие.

Если до конца понять народное искусство и не смотреть на него как на «примитивное», то оно может служить исходной точкой для понимания всякого искусства — как некоей радости, самостоятельной ценности, независимости от различных, мешающих восприятию искусства требований (вроде требования безусловной «похожести» в первую очередь). Народное творчество учит понимать условность искусства.

Почему это так? Почему все-таки именно народное искусство служит этим исходным и наилучшим учителем? Потому, что в народном искусстве воплотился опыт тысячелетий. Деление людей на «культурных» и «некультурных» часто вызвано крайним самомнением и собственной переоценкой «горожан». Крестьяне имеют свою сложную культуру, которая выражается не только в изумительном фольклоре (сравните хотя бы глубокую по своему содержанию традиционную русскую крестьянскую песню), не только в народном искусстве и народном деревянном зодчестве на севере, но и в сложном быте, сложных крестьянских правилах вежливости, прекрасном русском свадебном обряде, обряде приема гостей, общей семейной крестьянской трапезе, сложных трудовых обычаях и трудовых празднествах. Обычаи создаются не зря. Они тоже результат многовекового отбора по их целесообразности, а искусство народа — отбора по красоте. Это не значит, что традиционные формы всегда наилучшие и всегда нужно им следовать. Надо стремиться к новому, к художественным открытиям (традиционные формы тоже были в свое время открытиями), но новое должно создаваться с учетом прежнего, традиционного, как итог, а не как отмена старого и накопленного.

* * *

Народное искусство многое дает для понимания скульптуры. Чувство материала, его весомости, плотности, красоты формы отчетливо видны в деревянной деревенской посуде: в резных деревянных солоницах, в деревянных ковшах-скопарях, которые ставились на праздничный деревенский стол. И. Я. Богуславская пишет в своей книге «Северные сокровища» о ковшах-скопарях и солоницах, делавшихся в форме утицы: «Образ плывущей, величаво-спокойной, горделивой птицы украшал стол, овевал застолье поэзией народных преданий. Многими поколениями мастеров создавалась совершенная форма этих предметов, совместившая скульптурный пластический образ с удобной вместительной чашей. Плавные очертания, волнообразные линии силуэта словно вобрали в себя медленный ритм движения воды. Так, реальный прообраз одухотворил бытовую вещь, придал убедительную выразительность условной форме. Еще в древности она утвердилась как национальный тип русской посуды».

Форма народных произведений искусства — это форма, художественно отточенная временем. Такой же отточенностью обладают и коньки на крышах деревенских северных изб. Недаром этих «коней» сделал символом одного из своих замечательных произведений советский писатель, наш современник, Федор Абрамов («Кони»).

Что такое эти «кони»? На крыши деревенских изб, чтобы придавить концы кровельных досок, придать им устойчивость, клалось огромное тяжелое бревно. Бревно это имело одним из концов целый комель, из которого топором высекалась голова и могучая грудь коня. Конь этот выступал над фронтоном и был как бы символом семейной жизни в избе. И какой чудесной формой обладал этот конь! В нем одновременно ощущалась мощь материала, из которого он сделан, — многолетнего, медленно растущего дерева, и величие коня, его власти не только над домом, но и над окружающим пространством. Знаменитый английский скульптор Генри Мур словно учился своей пластической силе у этих русских коней. Г. Мур рассекал свои могучие полулежащие фигуры на части. Зачем? Этим он подчеркивал их монументальность, их силу, их тяжесть. И то же происходило с деревянными конями северных русских изб. В бревне образовывались глубокие трещины. Трещины бывали еще и до того, как к бревну прикоснется топор, но это не смущало северных скульпторов. Они привыкли к этому «рассечению материала». Ибо без трещин не обходились и бревна изб, и деревянная скульптура балясин. Так народная скульптура учит понимать сложнейшие эстетические принципы современной скульптуры.

Народное искусство не только учит, но и является основой многих современных художественных произведений.

В ранний период своего творчества Марк Шагал шел от народного искусства Белоруссии: от его красочных принципов и приемов композиции, от жизнерадостного содержания этих композиций, в которых радость выражается в полете человека, домики кажутся игрушками и мечта соединяется с действительностью. В его яркой и пестрой живописи преобладают любимые народом цветовые оттенки красного, ярко-голубого, а кони и коровы смотрят на зрителя грустными человеческими глазами. Даже долгая жизнь на Западе не смогла оторвать его искусства от этих народных белорусских истоков.

Пониманию многих сложнейших произведений живописи и скульптуры учат глиняные игрушки Вятки или северная плотницкая деревянная игрушка.

Знаменитый французский архитектор Корбюзье многие из своих архитектурных приемов, по собственному признанию, заимствовал в формах народной архитектуры города Охрида: в частности, именно оттуда он почерпнул приемы независимой постановки этажей. Верхний этаж поставлен чуть боком к нижнему, чтобы из его окон открывался отличный вид на улицу, горы или озеро.

Иногда точка зрения, с которой подходят к произведению искусства, бывает явно недостаточна. Вот обычная «недостаточность»: портрет рассматривают только так: «похож» он или не «похож» на оригинал. Если не похож — это вообще не портрет, хотя это, может быть, прекрасное произведение искусства. А если просто «похож»? Достаточно ли этого? Ведь искать похожести лучше всего в художественной фотографии. Тут не только похожесть, но и документ: все морщинки и прыщики на месте.

Что же нужно в портрете, чтобы он был произведением искусства, кроме простой похожести? Во-первых, сама похожесть может быть разной глубины проникновения в духовную суть человека. Это знают и хорошие фотографы, стремящиеся ухватить подходящий момент для съемки, чтобы не было в лице напряженности, связанной обычно с ожиданием съемки, чтобы выражение лица было характерное, чтобы положение тела было свободным и индивидуальным, свойственным данному человеку. От такой «внутренней похожести» многое зависит в том, чтобы портрет или фотография стали произведениями искусства. Но дело еще и в другой красоте: в красоте цвета, линий, композиции. Если вы привыкли отождествлять красоту портрета с красотой того, кто изображен на нем, и думаете, что не может быть особой, живописной или графической красоты портрета, независимости от красоты изображаемого лица, — вы еще не можете понимать портретной живописи.

То, что было сказано о портретной живописи, еще в большей мере относится к пейзажной. Это тоже «портреты», только портреты природы. И здесь нужна похожесть, но в еще большей мере нужна красота живописи, умение понять и отобразить «душу» данного места, «гений местности». Но можно живописцу изображать природу и с сильными «поправками» — не ту, что есть, но ту, которую хочется изобразить по тем или иным серьезным основаниям. Впрочем, если художник ставит себе целью не просто создать картину, а изобразить определенное место в природе или в городе, дает на своей картине определенные признаки определенного же места, — отсутствие сходства становится крупным недостатком.

Ну, а если художник поставил себе целью изобразить не просто пейзаж, а только краски весны: молодую зелень березы, цвет березовой коры, весенний цвет неба — и все это расположил произвольно — так, чтобы красота этих весенних красок выявилась с наибольшей полнотой? Надо терпимо отнестись и к такому опыту и не предъявлять художнику тех требований, которые он не стремился удовлетворить.

Ну, а если пойдем дальше и представим себе художника, который будет стремиться выразить что-то свое только путем сочетания красок, композицией или линиями, не стремясь к похожести на что-либо вообще? Просто выразить какое-то настроение, какое-то свое понимание мира? Прежде чем отмахнуться от такого рода опытов, необходимо внимательно подумать. Не все, чего мы не понимаем с первого взгляда, нуждается в том, чтобы мы его отметали, отвергали. Слишком много мы могли бы наделать ошибок. Ведь и серьезную, классическую музыку нельзя понять, не занимаясь музыкой.

Чтобы понимать серьезную живопись, надо учиться.

 

 

 

 

2019 год объявлен Годом театра. В студии программы «Агора» разговор пойдет о жизни театров в столице и регионах. Эксперты обсудят, как складывается ситуация в современном театре, как меняется и развивается театральное искусство, как устроена в стране экономика театрального процесса?

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники